Главная » АВАЗА-2018 » Каспийское море. История

Каспийское море. История

Свое название море получило от имени древних племен - каспиев, населявших среднее и юго-восточное Закавказье во втором тысячелетии до нашей эры. В первом тысячелетии до нашей эры соседние племена оттеснили каспиев в юго-западную часть побережья, которое получило  название   Каспиана. Во II в. до нашей эры каспии были ассимилированы албанами, а на рубеже нашей эры греческий географ Страбон писал, что «народ этот ныне неизвестен».

До татарского нашествия северные берега моря населялись кочевниками, из которых самыми многочисленными были хазары, воевавшие с русскими князьями. Их столица - город Итиль - располагалась в устье Волги.

Проходили годы, и на землях, прилегавших к морю, создавались и разрушались государства. По Каспию прокладывались важные торговые пути на Балтику - через Волгу; на Черное море, к генуэзцам - через Кавказский перешеек; и в Хиву и Бухару - через закаспийские пустыни.

Первые сведения о Каспийском море и его берегах найдены в сочинениях древних греческих и римских ученых. 

Геродот (живший около 484-425 гг. до нашей эры) первый определил Каспий как изолированное от океана море с отношением его ширины к длине, как 1 : 6, что очень близко к действительности. Аристотель (384-322 гг. до нашей эры) подтвердил заключение Геродота. Однако многие их современники считали Каспий северным заливом океана, который окружал, по их представлениям, всю известную тогда землю.

Птолемей (90-168 гг. нашей эры), как и Геродот, считал Каспийское море замкнутым, но изображал его неверно, в форме, приближающейся к кругу.

Позднее, в 900-1200 гг. нашей эры арабские ученые, следуя Птолемею, представляли Каспий замкнутым и круглым. Каспийское (Хазарское) море можно объехать кругом, возвратившись в то место, откуда отправился, и не встретить препятствий, кроме рек, впадающих в море, писал Истахари. То же подтвердил в 1280 г. Марко Поло - знаменитый венецианский путешественник, посетивший Китай. Как увидим ниже, неверное представление о форме Каспия сохранялось в западном ученом мире до начала XVIII столетия, пока не было опровергнуто русскими гидрографами.

Важным периодом в географическом изучении Каспия явилась первая четверть XVIII в., когда Россия «выходила» на моря. Эти исследования часто сопровождались военными действиями или предшествовали им.

 Каспийское море имело для России большое политическое и торговое значение.Русское правительство искало в Средней Азии кратчайший путь для торговли с Индией. Стремясь к развитию торговли, оно старалось обезопасить ее от грабежей и произвола местных властей.

Первыми  гидрографами   явились   морские   офицеры, обученные   «навигацкому»   искусству.   Один   из   них - Александр Бекович-Черкасский в детстве был привезен в Россию с Кавказа в качестве «аманата» (заложника)  и получил воспитание в доме князя Голицына.

Хорошо владея русским языком, он был очень полезен в дипломатических переговорах с кавказскими горцами.

Посылая Бековича на Каспий, Петр I поручил ему начать переговоры с хивинским и бухарским ханами, наладить торговые и дипломатические отношения, а также выяснить, возможен ли поворот Аму-дарьи в Каспий по ее прежнему руслу - Узбою, что облегчило бы ведение торговли. Мысль о повороте Аму-дарьи подал посланец туркмен Ходжа Нефес, явившийся в 1713 г. в Петербург к царю. Бекович и его помощник Кожин дали первые надежные сведения о восточных берегах Каспия и первую карту моря. Бекович-Черкасский погиб вместе с отрядом сопровождающих его солдат в стычке с войсками вероломного хивинского хана Шир-Гази.

Второй была экспедиция Ф. И. Соймонова. Она работала в 1719   г. и  дала  карту «Картина  плоская  моря Каспийского...» Это была более или менее точная карта, основанная, так же как и первая, на инструментальных наблюдениях. До этого ученые-картографы Западной Европы изображали Каспий вытянутым больше с запада на восток, чем с севера на юг, в действительности же соотношение как раз обратное. Названия различных пунктов заимствовались из описаний средневековых авторов, например Птолемея. Именно такую уродливую карту Каспия выпустил в Париже в 1700 г. королевский астроном Гильом Делиль. Ширина моря на этой карте равна длине. Западный берег изображен довольно верно, но восточный совершенно неправильно. Аму-дарья впадала у Делиля в Каспийское море, а Аральского моря на карте не было. Это понятно, ибо в Западной Европе считали, что такого моря в природе не существует.

Находясь в Париже в 1717 г., Петр I посетил французскую Академию наук. Там он встретил Делиля и уверил его в том, что Оксус (древнее название Аму-дарьи) теперь уже не впадает в Каспий. Петр показал ему карту Бековича, на которой был нанесен огромный залив у восточного берега Каспийского моря. Он рассказал также Делилю, что залив этот имеет соленую воду, от которой рыбы гибнут, и никакого водоворота в нем нет. (Считалось, что через водоворот в «пучину» уходит избыток вод, приносимых в Каспий реками. Об испарении тогда знали мало).

Позднее в парижскую Академию был послан экземпляр карты Соймонова, с которой Делиль снял копию для своего атласа. Он перевел русские названия на французский язык и в 1723 г. издал новую карту Каспия. В том месте карты, где находится вход в залив Кара-Богаз-гол, стоит надпись «Соленое море (залив) с такой соленой водой, что рыбы, входящие в него, гибнут».

В России же лишь в 1731 г. впервые был издан атлас Каспия, составленный Соймоновым. Этот атлас состоял из восьми карт и служил несколько десятков лет.

Карта Соймонова не была еще достаточно точной. По мере усовершенствования техники астрономических наблюдений улучшалась и карта моря. Много русских исследователей принимало участие в этой большой работе. В 1764 г. описью восточного побережья занимались капитан Токмачев, инженер-майор Ладыженский, штурманы - Панин и Матвеев. Им удалось открыть еще не обозначенный на карте глубокий залив Кендырли, который мог служить отличной гаванью. На островке в заливе Кендырли была найдена пресная вода. Вот что записано по этому поводу: «Всего удивительнее, что на сем острове, морской скверной водой окруженном, если вырыть в плывучем песке в широком конце оного острова ямку фута в три, то выступит пресная вода, которая лучше всех тех вод, кои мы до сего места на восточном берегу Каспийского моря находили...». На основании материалов этой экспедиции капитан-лейтенант Ногаткин составил новую карту Каспия.

В тридцатых годах XIX в. к России были присоединены Дагестан, Азербайджан, Эриванское и Нахичеванское ханства.

Граница вдоль западного берега передвинулась на юг до р. Астары, а на восточном - граница была установлена по р. Атреку лишь в 1873 г. (спустя четыре года после основания города Красноводска).

Основные особенности гидрологического режима Кара-Богаз-гола были изучены первым исследователем залива - Григорием Силычем Карелиным в 1836 году.

Карелин отверг наивное представление о заливе как о бездонной пучине, поглощающей воды Каспия. По его мнению, испарение воды в заливе значительно сильнее, чем в море: «...вследствие чего,- писал он,- по закону равновесия жидких тел, воды Каспия стремятся сравнить свою относительную поверхность с водоемом Кара-Бугаза, и тем с большой силой, что единственный проток, их соединяющий, необыкновенно узок».

Карелин со своим помощником Бларамбергом уточнил очертания всего восточного берега Каспия, но не смог обойти все берега залива Кара-Богаз-гола и положить его на карту. Это сделал десять лет спустя, в 1847 г., лейтенант Жеребцов, путешествие которого так увлекательно описано советским писателем К. Г. Паустовским в повести «Кара-Бугаз».

Первые академические экспедиции. Экспедиции русских академиков Палласа и Гмелина (1768-1774) дали первые сведения о Каспии, с точки зрения исторической геологии и биологии. Паллас и Гмелин выдвинули теорию, что многолетние колебания уровня моря зависят от климатических факторов. Паллас первый обратил внимание на сходство фауны Черного и Каспийского морей. Он объяснял это сходство тем, что некогда эти моря были соединены.

Ему же принадлежит очень смелая по тому времени гипотеза о морском происхождении обширных равнин, окружающих Каспийское море и уходящих в Сибирь. Свои взгляды Паллас изложил в трехтомном сочинении «Путешествия по разным  провинциям   Российской  империи.

Гмелин в труде «Путешествие по России для исследования всех трех царств природы» много места уделяет обитателям Каспийского моря. Он дает первый подробным перечень рыб, животных и растений. Заметим, что горький вкус воды Каспийского моря Гмелин неправильно объяснял растворением в воде нефти.

Академик Эйхвальд, посетив в 1825 г. берега Каспия, собрал материалы по палеонтологии и фауне прикаспийских районов.

Известному русскому физику Ленцу принадлежит честь организации в 1830 г. регулярных наблюдений над уровнем Каспия, но только через семь лет специальной экспедиции Академии наук удалось точно определить превышение уровня Азовского моря над уровнем Каспийского, которое оказалось равным 26 метрам.

Началом научно-промысловых исследований Каспия следует считать экспедицию К. М. Бэра.

Академик Бэр со своим помощником Данилевским работал на Каспии с 1853 по 1856 г., изучая жизнь промысловых рыб. Их рекомендации о промыслах основаны на глубоком научном анализе фактов. Бэр первый сделал химический анализ каспийской воды.

Экспедиция Гримма (1874-1876), в отличие от предыдущих, работала в южных глубоководных частях моря. Обнаружено было много новых видов червей и ракообразных и установлено, что из 278 видов рыб 150 нигде больше не встречаются, так что «коренное население в Каспии является преобладающим». Производились также биологические и химические исследования Кара-Богаз-гола, так как после экспедиций Жеребцова, Бэра, Ивашинцева многое еще оставалось неясным.

В 1894 г. залив посетил геолог Андрусов и штурман Максимович. Они собрали коллекции флоры и фауны залива и сделали интересные наблюдения: оказалось, весной в залив идет довольно много рыбы; пройдя пролив и попав в крепко соленую воду Кара-Богаз-гола, рыба теряет способность активно плавать, вытесняется наверх плотной водой и слепнет (Соленая вода залива поражает прежде всего слизистую оболочку жабр, и рыба задыхается); затем волнением ее выбрасывает на берег, где она становится добычей птиц и мест ного населения. Она бывает так хорошо просолена и провялена солнцем, что может сохраняться годами. Виды рыб, пробирающихся в Кара-Богаз-гол навстречу собственной гибели, довольно разнообразны. Это - сельдь, сазан, судак, лещ, лосось и другие.

В 1897 г. экспедиция (в составе Андрусова, зоолога Остроумова, химика Лебединцева и гидролога Шпиндлера), плававшая на колесном пароходе «Красноводск», на дне залива обнаружила пласт чистой глауберовой соли толщиной около 35 см и площадью немногим более 3 000 кв. километров.

Впервые был сделан химический анализ солей, растворенных в воде залива, причем в одном килограмме воды оказалось до 200 г различных солей, в том числе хлоридов (NaCl)-79% и сульфатов (MgSO4) -20%.

Экспедиция провела подробный промер глубин залива и пролива. Средняя ширина пролива, соединявшего Кара-Богаз-гол с морем, оказалась равной 185 м, длина 5,4 км, глубина у устья 1,3 м и средняя скорость течения в проливе почти 100 см в секунду.

Прозрачность вод залива равна всего 1,8 м, тогда как в Каспийском море над большими глубинами - около 20 метров.. Ученые выяснили, что Кара-Богаз-гол - это величайший в мире аккумулятор глауберовой соли (сульфата натрия). Вода залива представляет собой по существу рассол свинцово-серого цвета небольшой прозрачности. Летом температура этого рассола достигает 35-38°, а зимой может опускаться до  -11° без образования льда.

При понижении температуры до +5° из раствора начинает выпадать глауберова соль в виде твердого осадка. Этот осадок ложится на дно, а также в большом количестве выбрасывается волнами на берег.

Особая страница истории изучения морей связана с именем замечательного ученого-патриота Николая Михайловича Книповича. Он был организатором крупных научно-промысловых экспедиций в Баренцово море и в южные моря нашей страны. Экспедиции в Каспийское море  были  организованы в 1904, 1912, 1913 и 1914-1915 годах. Их результатом явились капитальные труды по гидрологии и гидробиологии этих морей, отличающиеся многосторонностью и имеющие большое научно-теоретическое значение.

До экспедиций Книповича не были решены вопросы о жизни на больших глубинах, обитаемы ли они или же заражены сероводородом, как в соседнем Черном море. Неизвестны были мельчайшие растительные и животные организмы, являющиеся основной пищей рыб, а также причины высокой биологической продуктивности Каспия. Достаточно сказать, что в 1912 г. в Каспийском море было выловлено 1 031 000 т рыбы.

До Книповича не был известен годовой ход (изменение от сезона к сезону или от месяца к месяцу) гидрологических и метеорологических элементов Каспийского моря. Н. М. Книпович составил первую карту течений Каспийского моря, дал представление о географическом распределении температуры, солености, прозрачности  моря, о вертикальной циркуляции вод и т. д. Научно-промысловые исследования Каспийского моря можно разделить на два периода - до Книповича и после него.

Новости

21.05.1820.05. В Тбилиси состоялась конференция «Туркменистан – сердце Великого Шелкового пути»

Верблюд

17.05.18Реализован туркмено-американский проект по охране исторического памятника
Kyz_Kala
17.05.18В Москве прошла презентация авторалли «Амуль – Хазар»

 

Rally_Am_Haz_3

15.05.18В Москве прошел концерт памяти Нуры Халмамедова
Halmamedov_80_osn
10.05.18Торговый мост от Ашхабада до Москвы
862_05b

Полезные ссылки.Партнеры


post-363-124994340398

s7_logo_h_49

natalie_tours

coral-travel-300x225ff

_avatar18044

danko1

Turisticheskij-operator-Biblio-Globus21

роза-хутор